NewsMusicWritingsVideosInner Circle
"Сказка" - небольшая сказка - matway "Сказка" - небольшая сказка
   120 / 153

matway — "Сказка" - небольшая сказка

Сказка.

Наверное, это всего лишь сказка…
Наверное, всего лишь сказочник.

Знакомство. Ожидание.

Десять маленьких домиков, клеверное поле и несколько серых гор в отдалении. Так жил маленький городок название, которого теперь пишут на ограненных белых камнях, почти такие же седые старики. Но никто кроме них уже и не вспомнит, что же это за место и где оно находилось. Это место помнило само себя и жило собой. Каждое утро в десятках домов открывались глаза, распахивались ставни и усталые ото сна жители выходили наружу. Они улыбались, собирали урожай- целовали близких, всех по очереди, и ложились спать. На следующее утро все повторялось. Редким развлечением в таких местах служили ангелы. Они- примерно раз в месяц пролетали над городом. Стаями, а иногда попарно они кружили над десятком домов.
В это время самые маленькие жители, их тогда еще не называли детьми, но мы можем себе это позволить, высыпали наружу и галдели. Самые шустрые из малышей бежали за пролетающими созданиями. Ангелы непременно приземлялись на Серой горе и это все знали. Правда, взобраться на эту гору не удавалось никому. Зато изредка, примерно каждый второй день месяца, кто-то из малышей подбирал перья ангелов- из них жители шили веники, которыми потом подметали дома в праздники.
Проходил время, люди уставали от полетов крылатых существ и уже не выходили рассматривать их виражи над соломенными крышами деревянных домиков. Они предпочитали спать. Ангелы одно время даже сбрасывали свои перья во дворы домов. Но их уже никто не подбирал и, вскоре это прекратилось.
В этом месте, жило около ста обычных счастливых людей- был, свой староста, кузнец, лекарь и добрый волшебник. Правда, о добром волшебнике все знали лишь то, что он непременно существовал. Его появления ждали годами, но увидеть его так и не удалось. Правда, на всякий случай одно кресло, в каждом доме, каждый день освобождалось для дорогого гостя. Иногда на его место приходил и устраивался какой-нибудь соседский кот. Своих домашних животных, у жителей не было, а вот соседских хватало с избытком. Все текло, как может течь вода отраженная в чистом небе- искренне, но без движения. Менялось лишь солнце, которое иногда меняло цвета. Вероятно в зависимости от настроения- четкую взаимосвязь не мог вычислить даже староста.
- Смотрите оно зеленое- однажды сказал он, и жители обрадовались этому откровению. Дальше исследования не двинулись, однако кроме зеленого оно было и других цветов.
Спокойное течение жизни закончилось ,когда в уединенном месте появился рыцарь в сияющих доспехах. Иногда многие рыцари склонны преувеличивать исходящее от доспехов излучение- этому же скрывать было нечего. Доспехи сияли, так что сразу становилось понятно- в прекрасное место приехал чудесный герой.
Так как, деревушка( позвольте называть ее так), находилась на небольшой пригорке, который упирался в Серую гору, то въезд в нее был возможен только с низины. С низины и появился рыцарь. Правда сначала в небе замелькали ангелы. Они трубили и кружились над деревушкой, так яростно, что один из жителей спрятал в а свою корову. Да коровы, в отличии от домашних любимцев были у всех. Как выяснилось это оказалось не нужным. Ангелы исчезли быстро, удалившись на свое любимое место.
Зато со стороны низины мелодичным перестуком понеслось, что то вроде «трам-пам-парам-пам-тарам-парам-парара». Вероятно, это был стук копыт. Однако жители, которые собрались возле околицы не знали, что такое лошади и потому с необычайным волнением вслушивались в поющую дорогу. Звук усилился, разбился на несколько инструментов. Копыт у лошади было все же четыре, хотя на тот момент это еще считалось загадкой.




- Смотрите солнце серебряное- громогласно провозгласил староста, и от тяжести открывшегося ему озарения, устало прислонился к стоящей неподалеку корове. Корова вспомнила про ангелов и сама ушла в сарай.
Музыка. тем не менее все приближалась. Некоторые жители начали подпевать. Но тут звуки стихли и из-за поворота…Если до этого в низине не было поворота, то теперь есть. Так вот из-за поворота появился долгожданный рыцарь в сияющих доспехах. Статный и красивый он восседал на вороном жеребце, а доспехи его отражались от серебряного солнца еще более серебристым сиянием. В одной руке он держал щит- на котором красовался черный круг. А меч, казалось сам рвался в бой, но при этом аккуратно болтался в ножнах на бедре. Бедро было так же облачено в доспехи, потому рыцарь прибывал в полной безопасности. Его гордый и непоколебимый вид потряс счастливых жителей деревни. И те бросились к нему.


Встреча.

Зеленые холмы, сменялись еще более зелеными холмами. На смену приходили поля, вдоль которых росли цветы. Дорога пошла под уклон, и можно было уже никуда не торопиться. Хотя в целом торопиться, никуда и не было нужным. Это порождало в душе отважного рыцаря неизгладимую печаль. Откуда взять злодеев для немыслимых подвигов, которые совершались все долгие годы его благородной рукой. Где развенчать злобу, и открыть миру грани красоты и искренности. Он искренне мечтал дать еще чуть света. Но делать было решительно нечего- а именно это, решительно делать не получалось.
Рыцарь ехал последнее время, а время не ограничивало себя в продолжениях. Он был прекрасен, статен и могуч. Его подвигами дышало солнце, оно даже сейчас было серебряного цвета. Его доспехи отражали лучи. И будто лучи по миру расходились его подвиги. Сейчас он не мог вспомнить даже одного. Но они жили, в нем и этого было достаточно. Он помнил как он плакал, над кем то из убитых .Он видел, как расцветали улыбки на лицах людей, когда он въезжал в любое из живых мест. Прекрасные песни волновали сердца самых чудесных из виденных им дев. Он не мог вспомнить ни одной, но их глаза отражались в его доспехов, и в них мог заглянуть каждый, кому его еще придется спасти. Волшебная сила добра, властвовала в нем, она была сказочной феей, которая направляла его меч, как волшебную палочку и везде распускались маленькие сероватые цветы. Которые мудрые люди, нарекли его красивым именем. Имени своего он не помнил. Но оно было зашифровано на его гербе. Желтый треугольник, черное обрамление, и серебро.
Он спускался в низину, за ней виднелся тот поворот, который каждый рыцарь должен пересечь. Иначе ему не попасть в сказочное место. В небе парили ангелы, и пели странные песни.
В нашем мире, разорванном, рыцарь
Нам не нужно к тебе приземлиться.
Приземляться и падать не гоже,
Когда солнце лучами обвило,
Когда выстрелить нечем об ложе
Что когда-то в тебе утопило
Все те мысли из знаков скорбящих.
Над забралом и сказочным лесом
Мы, как ангелы метимся в чащу.
Мы, как ангелы движемся бесом.
В нашем мире, так сотканном, рыцарь,
Нелегко по спирали кружиться.

Ангелы улетели, забрав с собой песнопения. Рыцарь показался из-за поворота. Прямо возле околицы его встречало несколько десятков людей. Увидев его, развернулась и ушла в сарай корова. Остальные кинулись прямо навстречу коню. Если до этого конь не упоминался или упоминался вскользь, стоит сказать, что конь был отменный. Вороной, с распущенной гривой и суровыми, почти осуждающими глазами - так он смотрел на всех людей. Уже на протяжении нескончаемого времени, он совершал подвиги, наряду со сказочным рыцарем. Сказки в мире становилось больше- он же оставался обычным конем. Волшебства в нем не прибавилось- но в этом плане, благородное животное было альтруистом. Коня никак ни звали. А многие его звали - Никак. Единства по этому вопросу не находилось ни в одной из сказок.
Жители тем временем уже приближались. Но тут стоить отметить один, то естб первый, волшебный момент. Он, как и полагается таким моментам, произошел неожиданно. И немало смутил рыцаря, да впрочем, и всех жителей, того, толи городка, толи деревушка, о которой помнят лишь белые камни, с высеченными письменами.
В ярком столпе света перед всеми заявленными персонажами явился волшебник. Вернее в то время пока все смотрели на яркий столп спускающийся сверху, он просто вышел из-за того же поворота, откуда появился рыцарь. Впрочем это мелочи, на которых никто не обратил внимания.
- Добрый вечер- тихо и без лишних церемоний произнес волшебник. Правда на улице ярко светило солнце, что крайне напоминало день. Однако на то он и волшебник, чтобы непринужденно управляться с несуществующим временем.
Жители вежливо поклонились, а когда подняли головы начали внимательно рассматривать волшебника. Впрочем ничего особенного увидеть им так и не удалось. Волшебник предстал перед собравшимися в белом одеянии, от которого исходило почти волшебное, хотя впрочем вполне волшебное, сияние. Из примечательных особенностей жители, а в частности староста, отметил борода.
- Какая белая борода- восхищенно сказал он и смущенно улыбнулся.
- К вам пришло зло- это уже сказал добрый волшебник. Как и полагается в сказках, добрые чародеи, частенько являются предвестниками более темных порождений.
Рыцарь как-то смутился, и с упреком взглянул на сияющего старца.
- Да, нет. Не ты, - извиняясь, произнес волшебник. В ваших краях появился дракон. А впрочем, беседа со сказочным рыцарем у нас должна проходить наедине. Прошу вас, Сэр.
Да, рыцаря иногда называли Сэр. Имени его никто не знал, впрочем, как и он сам.
Волшебник попросил рыцаря сойти с коня. После чего они удалились на несколько шагов от любопытствующих селян. Из сарая угрюмо выглянула корова.
- Приветствую вас, о светлый рыцарь. Я наслышан о ваших светлых делах. Ваши подвиги живут в сердцах тысяч людей, и они же озаряются глазами сотен дев. Вы ли это?
Рыцарь молча кивнул.
- В этих краях живет то, что так давно не грело вашего храброго сердца. Только здесь около великой Серой Горы, растет цветок. В его сиянии весь смысл мира. Его ростки, оживляют ум и расцвечивают мысли. Он уже нескончаемо долгое время ждет своего героя. Но его стережет дракон.
Рыцарь молча кивнул. Он знал, что все прекрасные вещи этого мира стерегут драконы.
- Вам необходимо убить змею хранящую этот цветок, ведь иначе вам не получить всей красоты мира.
- Но я не хочу всей красоты мира. Я хочу нести добро.
- О прекрасный рыцарь. Я добрый волшебник и я понимаю, что такое добро лучше чем кто-либо. Но что нужно вам. Вы скитаетесь на протяжении нескончаемого времени. Вы вершите подвиги. Вы завоевываете славу. Что из этого теперь ваше?
- Я не помню, если честно. Но все это живет в сердцах…
- Да да…людей. Они живут с этими сердцами, они убивают эти сердца изо дня в день. Сами топчат их в грязи. Они каждый день выставляют для меня свободный стул и ждут. Им нужна доброта. Но где им ее взять? Посмотрите они здесь все счастливые? Но почему? Каждый месяц к ним прилетают ангелы, да и то когда их сердца переполняются радостью они не выходят даже из дому, чтобы соцерцать их полет. Когда сердца насыщаются, они опустошают их. По разному, но опустошают. Это не разговор для сказки, и здесь с вашего позволения я введу небольшую цензуру.
- Цензура? Это, что о, добрый волшебник…
- Что-то вроде всемогущего заклинания…не стоит обращать внимания. Вы знает, когда же эти люди опустошают сердца, им вновь необходим герой. От его подвигов они вновь становятся сытыми, от счастья. Потом же это счастье они выкидывают и вновь ждут. Я не хочу садиться на приготовленный для меня стул. Я не знаю зачем. А вы- вы несете эту доброту, которую они теряют раз за разом.
- Но я не могу быть злым.
- Зло уже убило бы вас. Гораздо быстрее. Вы потеряли себя, о прекрасный рыцарь. Доброта должна совершаться во имя, а не для брэнда.
- Что такое брэнд?
- Еще одно заклинание. Уже из другой сказки. Оно еще не появилось…так сказать
- И что же я должен сделать?
- Вы ничего не должны. Но вы можете обрести себя. Обрести имя. Именно здесь в этом месте. Тогда ваши подвиги станут еще прекрасней. Действия еще благородней. А слава еще громогласней.
- И как я могу…
- Вам нужен цветок. Он станет той сутью, тем именем ради которой вы будете совершать подвиги.
- Я подарю его прекрасной даме?
- В какой то мере- он и есть ваша прекрасная дама. А может быть замок у моря. А может быть злаченный памятник, и тысячи подданных…а для некоторых это и вправду только цветок. Как знать…
- Но, добрый волшебник. Вы же сами теряете себя в тех же раздумьях. Умея создавать добро, вы предпочитаете не вершить его, так часто как это могло бы быть. Возможно, если бы людям хватало добра всегда, они бы не выплевывали его. Они бы стали добром?
- Вряд ли о прекрасный рыцарь. Этот вопрос ни одной сотни сказок. И ни в одной нет ответа.
- Но ведь тогда цветок может спасти вас- он может дать вам суть добра. И тогда вы не будете творить добро, для вашего бреда…ну то есть…неважно, и станете вершить его во имя.
- Сказочный рыцарь, здесь все несколько более тонко. И чуть-чуть сложнее. Но я попытаюсь объяснить в двух словах- для неразрешимых вещей такой язык понятнее всего. В каком то смысле, тот цветок, для меня – вы!
- То есть?
- Не пытайтесь понять излишек. Диалог наш и так затягивается, больше чем на страницу.
- Что такое страница?
- Такая форма жизни. В общем еще одно заклинание. Помните рыцарь, сейчас вы должны убить дракона. Это чудовище охраняет цветок. Возле Серой горы, он ожидает вашего появления.
Рыцарь задумался.
- Чего вы медлите?
- Я думаю добрый волшебник, что я не буду исполнять вашу просьбу. Ведь в этом маленьком городке около сотни людей нуждаются во мне. Я не могу променять их на цветок. Мне необходимо помогать им. Здесь.
- Я понимаю, вашу доброту, благородный сэр. Но мы очень скоро увидимся. Возьмите вот это. Не ищите в этом подвоха - считайте это просто мыслью ни о добре и ни о зле.
Волшебник махнул рукавом. И прямо перед ногами рыцаря- травы и цветы, доселе лежавшие неподвижно, сплелись в узор. Узор был извилистым письмом. Зеленым, по зеленому.

В мыслях, всех наших растоптанных сказок,
Стоптана сотая пара сапог.
Мы их бросали по долгим путям
и извилистым тропкам,
А все же.
Где-то лежат еще те, кто не хочет
Меняться кусками дорог
С теми, кто эти куски извалял, в том
В чем валять тропы сказок
Негоже.


Хлопнув в ладоши - волшебник исчез в столпе пламени. На этот раз и на самом деле в нем. Рыцарь повернулся и пошел к селянам. Те же позвали его на обед, в самый главный и просторный дом. Отважный рыцарь согласился, не думая. Весь городок, так нуждался в его помощи.


Дракон.

Девять дней отважный рыцарь жил в городке. Дома стали еще краше, а люди еще добрее. Стул, который когда они хранили для волшебника, теперь был постоянно занят. На что, конечно обижались соседские кошки. Ведь как известно, кошкам не очень удобно спать на стальных доспехах. Поэтому когда они пытались устроиться у рыцаря на коленях, то непременно соскальзывали. Но они не печалились поэтому поводу- по одной, ведомой только кошкам причине. Не печалился и рыцарь. Он помогал людям во всем. Свои мечом он срубил не один десяток деревьев. Так что теперь на зима, которая впрочем никогда не наступал, у жителей было несколько сараев отменных дров. Корове теперь негде было прятаться и она, время от времени, сурово поглядывала на сияющего гостя. Впрочем для этого случая у рыцаря был верный конь. А столкнуться с его суровым взглядом, корова так и не решилось. Поэтому в этом деле в итоге установился некий паритет.
Кроме дел по вырубке леса, рыцарь, время от времени, помогал старосте. В частности он научил того различать еще как три цвета солнца- оранжевый, красный, и синий. Впрочем, в итоге они сливались у старосты в некий ярко желтый круг. Но это и не имело особого значения.
Жизнь текла своим постоянным чередом. И рыцарь искренне радовался тому, что теперь и здесь в месте, которое помнять седые старики, ля белые камни, знают его светлые дела.
Изменилось все лишь однажды- но как правило этого бывает достаточно. Однажды ночью в городке случился пожар- целый дом превратился в уголья. Такого не бывало до этого ни разу. А потому никто не знал, как реагировать. Все просто заперлись в доме старосты и ели. В дверь постучали три раза, но никто не открыл. И только отважный рыцарь выхватил меч и приподнял засов.
- О светлый сэр- голос доброго волшебника из-за двери звучал чуть слышно. Вы можете выйти наружу. Не беспокойтесь о людях. С ними уже ничего не случится.
Рыцарь выглянул наружу, а затем и вовсе вышел во двор. Из-за забора, в десятке метров, виднелось свежее пепелище. По развалинам блуждал волшебник. Носком белоснежного ботинка он подбрасывал угли и отправлял их за пределы участка.
- Теперь вы все видите сами, благородный воин.
- Да дом, к сожалению, сгорел- рыцарь, как то смущенно пожал плечами. Ему было явно неудобно.
- Его сожгли, Сэр. А точнее так- его вчера спалил дракон. И если бы ни я, сгореть могла вся деревня.
- Но почему вы его не убили?
- Видите ли, я не могу этого сделать. Вы, как я уже и говорил, мой цветок. Дракон охраняет ваш цветок, так что убить его можете только вы. Ибо охранник должен пасть от руки владельца. Это тоже своеобразная суть добра, мне, впрочем, не всегда понятная.
- Я же говорил вам. Я не собираюсь его убивать. Я здесь и починю дом, бедным жителям. А после я каждую ночь буду патрулировать деревню. Им нечего бояться - дракон будет знать это и больше не сунется.
- Деяние сие, воистину прекрасно. Но, не лучше ли просто убить дракона. И все проблемы будут решены.
- Спасибо вам, за мудрые советы, добрый волшебник. Но дело в том, что доброту я предпочитаю творить сам, и в одиночестве.
Волшебник пожал плечами и пропал. На этот раз без излишней иллюминации.
За пару часов добрый рыцарь отстроил селянам новый дом. Пришлось пустить в ход все свои умения. Однако жилище вышло еще краше прежнего, то есть того, который сгорел. Теперь оставалось лишь патрулировать село каждую ночь.
Ночь проходила за ночью, а дракон все не прилетал. Напрасно благородный рыцарь подъезжал к самому краю деревни, напрасно вглядывался в темные грани и разводы Серой скалы, ничего рассмотреть ему так и не удалось. Ночь с каждым разом была все темнее. А в один момент потемнел и день. Рыцарь понял это случайно. На улице так же светило солнце - так же стояла прекрасная погода, однако жителей деревни было не узнать. Все они ходили угрюмые, ни одной улыбки, ни одной пары живых глаз благородному сэру, так и не удалось рассмотреть.
Рыцарю казалось, что это как-то связано с ночным происшествием. Вчера перед тем, как он должен был отправиться охранять мирный городок он сидел в доме старосты. И, вдруг, ему показалось, что он слышит странные, будто сдавленные, звуки. Все началось с легкого дуновения ветра. Слегка задрожали ставни, а за окном как будто пронеслось что-то. Рыцарь собрался выйти на улицу, однако его остановил староста. Он улыбнулся и попросил того, повременить. Время плавно растеклось. А рыцарь все время вслушивался в тишину. Ему, на миг почудилось, что он услышал топот ног, хлопанье крыльев, и может быть, крик. Потом все стихло.
На утро город было не узнать. Хмурые лица медленно блуждали вдоль, казалось покосившихся, домиков. Двое или трое человек с непонятным остервенением рубили дрова. А староста ходил по улице и кричал на всех проходящих. Староста призывал всех работать, и не лениться. На рыцаря он естественно никак не покушался.
Однако самому рыцарю от этого было не легче. Он почувствовал свое одиночество. Его дела пропали. Он не понимал, отчего радость так внезапно покинула этих милых людей. Конь тоже был угрюм и безрадостен, однако к его критике рыцарь привык. А потому оставил верного жеребца на привязи у крыльца. Тяжело вздохнув, отважный рыцарь вышел за ограду.
- Ну вот, благородный воитель- суховатая рука коснулась его плеча. Повернувшись, он вновь увидел доброго волшебника. Тот стоял и очень добро улыбался. Белые одежды чародея сияли, как-то особенно ярко.
- Снова вы, о прекрасный чародей?
- И снова вы, и снова в такой же ситуации.
- Почему, те люди, которых я люблю и охраняю, так крайне не веселы. Ведь о них забочусь я - храбрый рыцарь?
- Я, как и любой, не лишенный снобизма, добрый волшебник, могу лишь напомнить о нашем разговоре. После этого я должен улыбнуться и вновь исчезнуть. Но этого делать я не буду. Я лишь попрошу, вас сэр – убейте, пожалуйста, дракона. Он - зло.
- Почему же? Разве может зло, хранить величайшее добро, для меня.
- Вопрос абсурдный, но интересный. Да, мой прекрасный рыцарь так бывает. Правда, зачастую, выбирают не то. Но вам будет проще, одно ведь из них цветок, а другое дракон.
К тому же я могу объяснить - в чем причина грусти, ваших подопечных.
- В чем же, мудрый чародей?
- Посмотрите на небо. У них украли ангела. Они же приносят им радость. Украли всего одного. Но другие никогда не будут летать сюда, пока в плену хоть один из их собратьев. То есть и радости не будет - понимаете? Ангел сейчас на холме. Рядом с Серой горой.
- Но откуда это знаете вы?
- Я добрый волшебник не забывайте. И предупреждая ваш следующий вопрос - освободить его так же не в моих силах. Вы, видите ли в какой то мере, похожи на ангела - такая же абсолютная доброта. Но ангелу, не обязательно знать своей сути, ему не обязательно видеть имя своей доброты. Они живут стаей, у них так заведено, что ли. Но вы, не примите сие выражение за скрабезность, не ангел. Однако общая цельность позволит, вам освободить небесное создание. У меня же, несколько иная позиция, как вы поняли. А стало быть, приблизиться к пернатому я не могу. А казалось бы волшебник…
Рыцарь угрюмо уставился в землю. Еще недавно там, в сплетениях листвы проглядывали письмена. Теперь там красовались следы ног. Рыцарь вздохнул.
- Не переживайте – вы делаете это ради добра. Оно иногда крайне абсурдно. Впрочем, как и многие ваши вопросы.
- Но если я не буду задавать вопросы, я ничего не пойму.
- А вы так уверены, что я отвечаю именно на эти ваши вопросы? И разве вам до сих пор стало, что-то понятно? Ну да впрочем, не стоит об этом.
- Хорошо, я убью освобожу ангела. А после убью дракона. И потом уеду отсюда – добрый рыцарь выглядел обреченным , хотя его доспехи по прежнему сверкали.
- С первыми двумя утверждениями я полностью согласен – добрый волшебник улыбнулся и похлопал рыцаря по сверкающему плечу.

Серая гора. Цветок

Утро выдалось серым. Но именно этого и хотел добрый рыцарь. Уже второй день где то возле Серой горы томился ангел. А освобождать его, было необходимо все-таки при должной погоде. Все необходимое, у отважного воина было с собой: острый меч, крепкий шит и угрюмый верный конь.
Оседлав скакуна, он, медленной рысью направился в сторону горы. Та неуверенно приближалась на встречу его движению. Через полчаса храбрец уже различал все особенности горного пейзажа. Небольшая горная речка, сероватая трава, пещера поодаль и чуть ближе небольшой холм, на котором виднелось какое-то возвышение. Все это не казалось таким уж неприступным. Дракон, по мнению, рыцаря все-таки должен обитать в более, угрюмых и охраняемых местах. Но это, что называется, личное дело каждого.
Рыцарю не было страшно. За все течение времени им были побеждены сотни драконов. Он их не помнил, однако рык их огромных глоток, эхом звучал в ушах, и отражался от сияющих доспехов. Тем временем рыцарь приближался к холму. На серой траве отчетливо проступал вбитый в землю кол, к которому старыми оборванными веревками был привязан ангел.
Конь рванулся в галоп и рыцарь уже спрыгивал возле плененного создания. Раньше ему никогда не приходилось видеть живых ангелов, впрочем, как и ангелов в других ипостасях, если они бывают, ему видеть тоже не приходилось.
Рыцарь смотрел, на привязанное к столбу существо с огромными крыльями. Он не мог понять, что испытывает в данный момент. Он не мог уловить внешности ангела - он видел лишь крылья и нечеткий, но осязаемый силуэт. При этом ангел, даже не думал сиять. Он просто висел перевязанный старыми веревками, уронив голову вниз. Вокруг столба, была лишь мятая трава и следы десятков ног.
Рыцарь огляделся в поисках дракона и достал меч. Натянув веревки рукой, он аккуратно - одну за другой перерезал сдерживающие путы и отошел на пару шагов. Ангела качнуло, и он упал, запахнувшись крыльями. Рыцарь замер в замешательстве. Внезапно подул легкий ветер и, ангел, казалось подхваченный им, неслышно поднялся над землей. Его крылья резко распахнулись, закрыли солнце - доспехи отважного рыцаря, лишь на миг перестали сиять, а пернатое создание уже скрылось из глаз. Остался лишь столб, сорванные веревки, и помятая трава вокруг.
Рыцарь печально улыбнулся, однако необходимо было убить дракона- он должен избавить от зла маленький и милый городок. Взобравшись на коня он направился к пещере. Там по всем предположениям и находился злобный дракон. Но теперь и на него нашелся он- отважный рыцарь, дела которого будут жить веками, его подвигами будет дышать время, а глаза прекрасных дев будут сиять, и закрываться от изумления, находя свое отражение в бликах его щита. Ведь когда, он спасет жителей, когда дракон будет мертв- он наверняка обретет обещанный цветок. Узнает имя. Имя своей доброты, и суть своего подвига. И именно тогда, возможно, сможет доказать доброму волшебнику, что он зря не хотел откровенно и искренне творить добро. А тот в благодарность его откровению, займет свое место, на отведенном ему стуле, в каждом из домов.
Пещера не гостеприимно темнела своими сводами и прочими пещерными составляющими. Запахло прелой травой, и драконом. Запах этих существ рыцарь отличал от всех прочих моментально. Именно так и пахнет зло- почти не существенно, почти не заметно, но тихий въедливый, чуть сладковатый, душный запах начал душить его. Воин спешился – коня необходимо было щадить, в пещере его угрюмый спутник полностью бесполезен. Рыцарь спешился и вошел.
Внутри пещеры горели неясные, чуть заметные огоньки. Летали насекомые. Запах и атмосфера солнечной беззаботной деревушки, сменилась настороженностью слегка потревоженного улья. Дракон ждал его, это было предсказуемо.
- Здравствуй рыцарь – голос прохрипел, откуда-то из глубины. Тряхнув мечом, отважный воин рванулся на звук и уперся в холодную стену.
- Чуть правее – просьба, именно так она и звучала, эхом разнеслась по каменному укрытию.
Чуть правее действительно нашелся проход. По нему рыцарь спустился на несколько метров вниз- в скале казалось кто-то специально вырубил широкие ступени. Когда нога встала на ровный пол, то начало лестницы оказалось метров на пять выше, того, до чего мог дотянуться рыцарь. Бежать, впрочем, он и не собирался. Стоило отважному Сэру завернуть за поворот, как он лицом к морде, столкнулся с тем самым драконом.
Почти десяти метровая ящерица, была серебряного цвета. Черные разводы, казалось, изрезали ее шкуру какими то письменами. В огромном сводчатом зале, где и располагался дракон, хватило бы место еще десятку рептилий. Хотя насчет отношения дракона к рептилиям рыцарь утверждать доподлинно не мог. Тем не менее, дракон там был и был один. Огромные черные крылья прикрывали всю его спину, и даже свисали с боков. Задние лапы он вытянул во всю длину. В то время как передними подпирал огромную, почти трех метровую голову. Голова же в данный момент находилась в паре сантиметрах от лица рыцаря. Дракон казалось специально устроился возле входа- и, вероятно, ждал в такой позе ни один день.
- Добрый вечер рыцарь – дракон, как показалось, улыбнулся, и принял вертикальное положение. То есть уселся.
Рыцарь поднял меч и с криком ринулся в атаку. Однако, дракон никак особо на это не прореагировав, лишь лениво отмахнулся. Сэра отбросило к стене. Сильно ударило. После чего он тоже непроизвольно уселся, опершись о стену. Дергаться пока, что было бессмысленно.
- Поборник…добра – устало произнес дракон – ну ну.
Рыцарь, яростно взглянул на воплощение зла.
- Да да я именно такой, как ты думаешь. Классическое воплощение идеи дуализма. Ну, то есть ты добро, я зло. В какой то мере. А в какой то мере, все обстоит гораздо сложнее и чуть-чуть тоньше. Но меня радует тот факт, что ты ко мне все таки добрался, о прекрасный рыцарь.
- Я твой враг!
- Да как пожелаете, сударь. Однако прежде чем ты начнешь меня убивать, давай поговорим о цветке.
- Ты его украл.
- А можно поинтересоваться, у кого?
Он когда-то был твоим?
Я отобрал его у тебя с боем и улетел, с ним?
А он трепетал в моих когтях, зажатый в глиняном горшке?
Зачем мне это надо?
Ты хоть, как зовут тебя помнишь, о отважный рыцарь? Ты творишь добро, сие есть несомненный плюс. Но как ты борешься со злом, если ты его не различаешь. Ты несешь добро, хаотично, в этом мы похожи. Но куда и кому? Благо, как данность? Благо, как халява? Они хоть раз подумали, что бывает иначе. Вот она твоя доброта- для всех остальных. А потом они ее выплевывают…впрочем к чему это. Мне нужно кое-что тебе показать, самую малость. Потом я отдам тебе меч.
Дракон взвыл на незнакомом языке. Однако все его слова рыцарь разобрал отчетливо:

Извернувшись на этих изломах,
Не теряя цепей и убогости
За цветками за славой драконов
На бесстрастной и бешеной скорости.
Лепестки на чешуйках не сходятся
Стебельки на когтях порываются
Да мы правы, как правило, водится
Мы теряем, в отшибах, теряемся.
На цветке, как в дыханье дракона
Эти сломом, прогнутые нити
На его золотистых законах
Есть закон печать-тленный в граните…

Эхо рвануло по пещере. Кое-где с потолка посыпались камни. Рыцарь на миг прикрыл глаза. Когда же он их открыл, перед ним, в нескольких метров рос нежный и хрупкий цветок. Так же, как, когда он глядел на ангела – не мог понять рыцарь природы его красоты. Но это было самое чудесное, что он видел в своей жизни. Каждый лепесток, казался священным. Своим. Незыблемым. Искренним и живым. Рыцарь привстал и потянулся к чудесному растению.
Однако стоило сделать лишь движение, как пещера вновь сотряслась. Отважный воитель не мог понять, что произошло, однако в следующий миг на месте чудесного цветка, восседал отвратительный черно-серебряный дракон.
- Надеюсь, теперь ты понял – дракон чуть слышно рыкнул и взглянул на рыцаря. Смотрел чуть больше минуты, а потом устало отбросил свои крылья назад, и откинулся на стену пещеры.
- Ты! – рыцарь поднялся во весь рост
- Ничего ты не понял. Ладно, бери меч.
День в городке шел, как обычно. И вдруг со стороны пещеры донесся ужасный хриплый вой. Как будто все страхи жителей взвыли в их кошмарах. Как будто зло посмеялись над их жуткими тайными мыслями. Как будто вырвалось на волю все, что невозможно прятать, не изменив. Однако все это длилось лишь краткий миг, после чего утихло. И жители вернулись к своим делам.
Пещера, по прежнему, пахла прелой травой и драконом. Однако, теперь, на каменном полу сидел лишь один рыцарь. Возле ног его лежал поломанный цветок. А чуть поодаль кусок драконовой шкуры. Рыцарь плакал. Вернее даже слезы просто взяли над ним верх. Дрожащими пальцами тот, теребил лепестки. Хотя в этот момент ему уже все было ясно. Он поднялся, подобрал цветок, и аккуратно воткнул его за пояс. Затем сделал пару шагов и подобрал драконью шкуру. На ней было написано лишь одно слова. То, которое он и шел сюда искать. То, которое, видимо, было так необходимо. Рыцарь уже знал его, а может быть, он знал его с самого начала, когда время еще текло, омывая его потоком. Однако никто больше, никто из обитателей городка, не слышал раньше слова, начертанного на куске драконьей кожи. Быть может, за исключением доброго волшебника. Но рыцарь, как известно, являлся его личным цветком.
Со времени, этой сказки прошло время. Сколько не могут сказать даже седые старики. Они лишь время от времени перебирают граненные белые камни с нарисованными там узорами, да молча улыбаются, каким-то своим мыслям. Среди десятков различных изображений покрывающих камень, первое – всегда изображает маленьких хрупкий цветок, второе – это всегда слово, которое раньше было начертано, только на коже дракона.


Артур M@TWAY Матвеев 20.02.2008
23-45 : 05-07








© matway 15 Mar 2012 05:31 pm
Tags: сказка
Comments