NewsMusicWritingsVideos
ВрифМУ - matway ВрифМУ
   86 / 153

matway — ВрифМУ

АнгелыДемоны

Дверь заскрипела- маааленький !
Дверь зашипела - нааадо ли ?
Демоны безколенные,
Ангелы в виде падали.

Молча шуршат закутавшись.
Кто-то в свое нетленное,
Кто-то в свое небесное. Их
Не понять наверное.

Белые, безголосые,
Как пополам надкусаны.
Черные вьются осами,
Родинками, укусами.

Слышишь, не слышишь-
Опаньки!
Видишь, не видишь -
Теплицо.
Тихо достали
Рюманьки,
В тельце, на тельце
Сок, сок.

Демоны, ангелы, демоны-
- Крылья неполовинчатые.
Если те крылья?
Вот они.
Девять найду отличий я!
Где же,
В ЖЖ десятое?

Ангелодемонораия...
Левое полушарие,
Правое полушарие.


Как подобает культурному творцу

Я не буду писать про бухло,
И о бабах развратных, не буду!
Незабудки в лесу, милой дамы чело!
На крайняк, можно вспомнить Сиддхартхыча Будду!

И не будет охальным мотив новый мой.
Никакой непотребщины. Слогом высоким,
Буду я восхвалять государственный строй,
И не будет в стихах места детям безногим.

Буду чист я лицом, гладко выбрит, суров.
Как мужик настоящий - угрюм и галантен.
Не нарубят, с березы под окнами, дров,
Те, кто людям простым, до конца, не понятен!

Кафки, Гессе и прочий налет буржуа,
Я отрину. И в церкви, свечу за Донцову,
Запалю, пусть горит, пусть пылает свеча!
Как ее чудный дар, беспощадно суровый!

Но зато, когда ласты я склею, мыча,
О полях, где блуждать так привольно с коровой!
Меня высушат, вымоют, как Ильича!
И поставят в музей, рядом с Путиным Вовой!

Похмельный романс

Как сумрачно и странно, господа,
Когда с утра, с похмелья, утром рано
Встаешь с дивана, как с колен страна
И пьешь, как газ, водичку из под крана.

А как изящно было в кураже,
Пуститься в пляс с сударыней прекрасной.
Как будто в Зимнем, яйца Фаберже
Звенели, не желав победы красным.

Как непонятно бледен ты челом,
Когда с натугой пиво открываешь.
Как будто обстреляли Белый Дом,
А ты его один не покидаешь.

Как эту правду- истину в вине,
Списать на муз возвышенное зелье?
И бродишь ты, как Армостронг на Луне,
И крикнуть некому - " У барина похмелье"!

Молитва стальных поездов

Мне нужно немного пустыни,
И пару песчаных годов,
Чтоб путь не проложенный с Мекки, к Медине
Услышал молитву стальных поездов.

И кругом застыв в ожидании слова,
Не слышим тревожную поступь шагов.
Молитва, не способ взять мясо из плова,
Но пение ритма стальных поездов.

Святые Отцы защитят святотатцев.
Соленые будни железных оков,
К нам тянут свои в кольцах пальцы,
Эй братцы!
Читайте молитву стальных поездов.

Антилирично-человечное

Вы казались мне редким бесценным сокровищем,
Что в пустыне для путника срОдни воды.
Только вся ваша прыть, словно поступь чудовища,
Чьи, в лесах Оклахомы, находят следы.

И свет глаз ваших, словно застывшее золото,
Воздух в легких звенит, как хрусталь или медь.
Но от мыслей, что лезут к вам в светлую голову,
Очень хочется, правда, чумой заболеть.

Я собачкой патлатой, стонал у окна,
Был готов, ради вас, все пометить скамейки.
Вы, как нефть для России, мне были нужна...
Но, вот нефть обесценилась, стоит копейки.

Проспал

Когда все рухнуло я спал,
И пропустил конец эпохи.
С утра напрасно подбирал
Богатства маленькие крохи.

Нефть со стены стекала в зал,
Так напряженно и сурово.
Я тряпкой, лишь, ее собрал,
Уже не слизывая с пола.

И вкус и цвет, что так манил,
Меня последние лет восемь.
Уж не был чуден, не был мил,
Как ярко-солнечная осень.

Я молча пялился с окна,
А с неба молча никель падал.
Как будто к нам пришла весна-
- Детишки прыгали под градом.

И словно летом выпив квас,
Бежишь, ища забор пригожий,
Так в руслах рек природный газ,
Бежал, брега слегка тревожа.

Зима и холод, я залез,
Под плед, укрылся с головою.
И слушал. Индекс РТС
Тоннель грыз где-то под землею.

Шумел пропан и никель пел,
И капли нефти вниз стекали.
Я спал и не уразумел,
Что именно мы проебали.



Голый завтрак

Печатная машинка в твоей голове.
Ты насекомое, ты насекомое.
Клавиши две, пальцами в дверь.
Где насекомое, кто насекомое?
Щелкает не жужжит,
Сточенные ножи
Искры, не в силах,
Не в смыслах, Ни в чем,
Просто цокают.
Клацают будто сдох.
Прямо с нирваны Бог
Весь в стетоскопах, Ха,
Но сердце не ёкает.
Шепчет на ухо моя
Членистоногоя
Вновь голова, вновь без бумаг -
- Ты насекомое.
Ровным и шрифтом слог.
Клавиши, сердце, звонок.
Дверь открывает нам жук, богомол, кузнечик,
Саранча незнакомая?

Фиолетовый динозаврик

Однажды Дао и Логос, Фобос, Эйдос, Тримурти
И те,
О которых вся старшая Эдда.
Встретились, скинулись и подарили
Мне динозаврика фиолетового цвета.

Раньше я был, ну совсем безобразный
Мог быть примером для нацисткой Германии
Ходил без икон, но с обамоманией,
Теперь динозавриком еще есть,
Фиолетовый несуразный.

В общем, не то чтоб его я просил,
Я так, все банально - денег, девок, за отвагу медали.
Но, с другой стороны, в эту сторону очередь,
Больше, чем 8 августа, где-то возле Цхинвали.
В общем, гуляю я с ним по улицам,
Ценю юмор, улыбаюсь. Спасибо что дали.

Авось пригодится, авось понадобится.
Хорошо, хоть расцветку
Симпатичную подобрали

Карлики

Карлики жонглируют, карлики смеются,
Карлики танцуют, карлики хотят.
Маленькими ручками, за носы берутся
И друг друга крутят, в воздухе вертят.

Карлики лопочут, стукают когтями,
Прямо по паркету. И кидают вверх.
Карлик бросил. Карлик снова меж ветвями
Подлетает в воздух - это же успех.

Вот успехом карлик снова насладился
Его бросил карлик за ногу схватив.
Как вы так летите? - Карлик удивился.
Нас бросает карлик, в небо отпустив!

А демоны стали выше

А Демоны стали выше.
Никто не выходит из моря
Никто не идет по воде,
Где мессиво черных и красных идей.
Все шепчут: "мне горя бы, горя,
Покрепче и без затей.
Да так, чтоб сносило крышу".
А демоны стали выше.

А Демоны стали толше.
Ну столько кормить, надо ли?
Никто не парит вверх,
Тоскливо обвисшими. "Стадо ли,
Такой отростило зад"? -
- Взывает взбесившийся клерк.
"Мне дайте с приправами ад,
Приправ если можно побольше".
А демоны стали толще.

А Демоны стали старыми.
Их губы все шепчут слово,
Их стон все теребит уста.
Быть может вода не спроста,
Приемлет нас только голыми?
Да что она может дать, нам
Волнами, волнами, волнами?
"Еще продается страх".
А демоны стали старыми.

Я мою руки перед едой.

Нет, я не сидел, под деревом Бодхи.
Не был носителем флага Чучхэ
В, странного цвета, восточной призме.
Не клеил без паруса лодки
На красно-тяжелой воде.
И не заставал Заратустру при онанизме.

Разного рода детишек багряных,
Не вел к окулисту, веселой толпой.
Я просто стою себе тихо и прямо,
Да вот еще-
Мою руки перед едой.

Именами различных великих мумий,
Не ломал я границы чужих поколений.
Не гнал я с Тибета седых колесниц.
Изрядно испачкавшись в глуме,
Изящного вида гений,
Не делал мне реверансов, не нагибал поясниц.

Из видов природы, и пОлотнищ рваных,
Лениво сшивать мне полог вековой.
Я буду стоять себе и тихо и прямо,
И, чуть не забыл...
Еще мыть руки перед едой.



Драма Бога.

Бог одинок.
Одноног. Драма.
Он - рама окна на моем пути.
Из ноги и ила
Слепил Адама.
И Богу теперь не уйти.

Ни вверх,
Ни втоптать остатки конечности
Обратно в себя.
Он Пьеро, Он Нарцисс.
Бог как цветок,
Как Калигула
Плачет.
Прячется
Падает вниз.

Он скачет.
От искр до искры.
От поющих сов.
Нога где-то бродит
И топчет мячик.
Да силиться снять половину трусов.
Ничто ничего никогда не значит.
И НЕ - означает условие снов.

Эти мысли роятся Богом.
Он им родился,
Теперь калека.
Усталый сморщенный и голодный.
Еще бы,
Не жрал от века
Не жрал от пуза.
Встал и стоит на дороге Бога
Одинокий Бог.
Плодородный Бог.
А те, кто увидят, пинают урода-
-Мы то здоровые,
Он одноног.





Ежик в тумане

Ежик в тумане плывет на байдарке.
Странно веслом потрясая. Колючий.
Маленький мальчик фривольной татарке,
Дарит от сердца серебряный ключик.

Орды Батыя, сметая народы,
В тон мужикам движут точно на Запад.
Зелень и кручи, пашни и всходы-
- Прежде, тела в штыковые лопаты.

Ежик в тумане в бездонном ангаре,
Перебирая на пальцах столетья,
Ищет в записках послание к маме,
В ритмах шансона под розовой плетью.

Сталин поправил Батыю подпругу,
Вновь полководцев ничто не тревожит.
Йоги и йогурты строго по кругу,
Мысли и басни и, собственно, ежик.

Сталин с Батыем, под тыц-тыц-тыц-тыцы,
Пляшут в гробах, потирая ладоши.
Ежик страдает. Гордыней делится
Сложно с лошадкой, когда ты хороший.

Тихо в тумане, лишь клекот и скрежет.
Зубы, и тьма из Египта, так ярки.
Хочется верить, хоть с каждым днем реже,-
Лошадь увидит ежа на байдарке.

Абсурдная зарисовка №3( Дерево-мяско )

Дерево стало мясом протухшим.
С мясом бывает, а с деревом редко.
И лишь незримо-нелепая ветка
Машет и машет глазенкам потухшим.

Дерево в мир распростерло бифштексы
Всех своих листьев. И детская сказка,
Стала буддийскою мантрой протеста.
Вдумайтесь, вдумайтесь в "рекс фекс пекс шмексы".
Только не хочется мыслить, как мяско
Дереву. Землю корнями кинжалит.
Жалко ирландцы деревья не жарят.

Все же в финале ирландская пляска.
Дерево-мяско. Дерево-мяско.
© matway 25 Aug 2009 10:50 am
Comments (2)
devaep
Артур! Здорово пишите!
Как упавший осенний лист слышу музыку стихов твоих.
08 Sep 2010 02:36 pm
matway
Большое спасибо)
09 Sep 2010 04:04 am