NewsMusicWritingsVideos
9 хлопков тишины. Хлопок шестой ( СМЫРФ! ). Пьеса о смерти - matway 9 хлопков тишины. Хлопок шестой ( СМЫРФ! ). Пьеса о смерти

matway — 9 хлопков тишины. Хлопок шестой ( СМЫРФ! ). Пьеса о смерти

Какой-то старый мужчина средних лет задумался о смерти. Такое бывает с любым глупцом в этот период времени. Он просто сидел себе и внезапно решил - подумаю. Как известно такой посыл ,никого ни к чему хорошему никогда не приводил. Тем паче, что этот мужчина на грани заката рассвета своей личности, обратил все свое ничтожество, к драматургии и вдруг так получилось, что родилась пьеса. Ха-ха- вот именно такой комментарий и отпустят тут все вменяемые люди. Ан нет.
Пьесу, мужчина сочинял долгими зимними вечерами, а когда снег за окном начинал напоминать перхоть, его, когда-то существующих волос, он садился и записывал пьесу в блокнот. Блокнот был красивый, из дорогой качественной кожи, а писалась драматургия серебряным пером. Вообще то этот факт, не имеет никакого отношения к сюжету. Но согласитесь, мужчине, который на закате лет решил задуматься о смерти, тот факт, что его блокнот и перо отметили отдельно, был бы, несомненно, приятен. Параллельно написанию пьесы, мужчина ел все, что оставалось в доме. Он легко и непринужденно опустошил холодильник. Выложив продукты на линолеум, он стал придумывать им имена. Начал с использования имен родных - дошел до слегка подсушенного куска вяленого мяса. Затем вспомнил имена коллег и остановился на банке с солеными огурцами. Следующими в списке были друзья. После перечисления их небольшого списка на полу оставались неподписанными филе кальмара и вареное яйцо. Первое получило название – Ктулху. Второе- Христианство. Довольный тем, что закончил на дуалистической ноте, мужчина решил рассказать первую часть пьесы.
Действующие лица.
1. Мужчина усиленно думающий о смерти ( сокращенно МУДОС )
2. Матросы. Отряд, допустим, около семи ( сокращенно МОДОС)
3. Существо напоминающее Смерть ( СУМ )
4. Существо напоминающее Бога ( СУБ )
5. Существо напоминающее Дьявола ( СУД )

Мудос – О смерти думать стал с утра

Вбегают матросы.

Модос – Давно, признаемся пора!

Мудос – Так что же мне кричать, ура?

Модос – За вас давно все прокричались!

Мудос – Так кто же?

Модос- Так конечно мы! Отчизны верные сыны!

Мудос – А вы то здесь на кой нужны?

Модос – Представь, случайно повстречались.

Мудос – И хоть для лыж и не сезон.
А эти вылезли. На сон
Грядущий, где мне взять кальсон,
Нельзя на свет тот без кальсонов.

Модос- Тут гигиена ни к чему! О смерти думал ты!

Мудус – Ну-ну.
Я коллективному уму,
Увы, не выпишу резонов.

Модос – О смерти думал ты!!!

Мудос – Ах, да. Промчались лучшие года.
И тьма ползет, в мои «туда»!

Модос – Так это братец ерунда,
Мы и туда шмальнем патронов.

Мудос – Матросы - добрая душа!

Входит существо похожее на Смерть

СМ – Я шла, признаюсь, не спеша,
Не слыша, части скулежа
На тихом бреге Иртыша
Была недавно. Интересно.
Но нынче здесь другой сезон,
Что ни герой, сплошной Кобзон
А вы, как будто патиссон.
Бессмысленны. И неизвестны.

Мудос – Вообще то здесь я втихаря
О смерти грезю, чуть заря.

СМ – Мне, что воскликнуть – «Оля! Ля!
И я о вас! Какая встреча»!?
Но вы мне на хрен не нужны!
Как эти родины сыны!

Модос – Хотят ли русские войны?!

СМ – Да без проблем, сейчас отвечу!

Модос – Цитата это! Не вопрос!

Мудос – Да чтоб вас, медный купорос!
О Боже, что же за понос,
Словесный льется, в мои уши?


Модос – Мы нашим правилам верны!

Смерть махает, рукой один из матросов падает.

СМ – Ну все! Поднятой целины,
Мне тут хватило.

Модос – Пацаны! Поем «Спасите наши души»!

Матросы поют Высоцкого. Только заканчивается куплет, как входит СУБ.

СУБ –Четверостишие назад
Упомянули, Очень рад
Ну что, каков у вас расклад?
Подвижки к быстрому финалу,
Я что-то здесь не нахожу.
Так в чем вопрос?

Мудос – Я тут сижу.

СУБ – А друг, привет.

Мудос – Я расскажу!

СУБ – И что же мы о вас не знали?

Мудос- О смерти думал я с утра!

СУБ –Прекрасна чудная пора.
Ведь за окном сирень цвела.
А во дворе уже с утра,
В чумные рвы кидали смело.
Все полусгнившие тела,
Там поджигали, чтоб дотла,
Они горели до утра,
Отвлекся. Sorry. Было дело.

СМ – А как же помню е-мое,
Металось мертвое зверье.
Вернее мертвое живье.
Чума признаюсь, не щадила,
Ни стар, ни млад, ни богачей,
Волхов религии, хоть чей,
Сложила вровень палачей.
Топор, копыта и кадила
Все почивало в этих рвах

СУБ – Ты погляжу, силен в волхвах
Убрал, бы строчечку в стихах
Вот ту, что в меру богохульна.

СМ - Ты суеверен, что ли?

СУБ – НУ?!!! Мне это редко интересно.

СМ - Тогда признаться не пойму,
Что вас страшит игра уму,
Как впрочем, и игра в муму
Всегда подобная полезна.

СУБ- Старик Тургенев, ты смотри.

СМ – Ты, что ль читал?

СУБ – Так раза три!

СМ – В тебя, куда ни посмотри, ведь все старательно троится!

СУБ – Все относительно, мсье!

Мудос ( не выдерживает)
- Да хоть кисель из хуасье,
Пардон, компот из монпансье!
Что Чорт возьми, за хрень творится?

СУД – Вот так, обычно каждый день!
Чуть что, где я, так сразу хрень.

СМ и СУБ – А вот и вы, что ж добрый день.
Здесь есть ревнители Отчизны!

СУД – Ах вижу, я. Мясисты, да.
До скорой встречи господа.

Модос – Отчизны чуем отторженье!

СУД – Да ну вы бросьте ерунду.
Я вас конечно, подожду
В моем аду…То есть введу
Вас в прокремлевское движенье.

Модос – Не понимаем ни шиша!

СМ –Монеток тридцать?

СУД – Ни гроша!

Мудос – Моя заблудшая душа!

СУБ – К сарказму чую отторженье.

Мудос- Причем сарказм? О смерти я
Задумался. И ни хуя!

СУД – О, чую лексика моя!

Мудос – Ну вот опять же, перебили.
Я тут взываю, к всем Богам.

СУБ – О, как оно!? Ни словам вам?

Мудос – Молчат!

СУБ- Подумать только. Срам.
И солнышком не посветили?

Мудос – Представьте, нет.

СУБ – Каков подлец. Вернее много.
Наконец,
Вы гениальности венец
Свой декадентный покажите.
Увидит, может быть придет.

СМ – А это, тот, кто смерти ждет.

Мудос – Услышан я.

Модос – С колен встает.
Отчизна!

СМ – Это бред. Пройдет.
Лекарства в ротик накрошите.

Мудос – Мой день, как черный коридор.
И мысли мрачны, тускл взор.

СМ – Так просто дерните затвор.
Ну, в смысле тот, на пистолете.
У вас ведь знаете пока.
Еще, удачи с дурака.
И типа долгие века.
Верней лета. Жена, там, дети.

Мудос- А как хотелось бы, смотри…

См – О, в рифму – года в тридцать три!

СУБ – А что идея!!!

СУД – Так бери.

СУБ – А этот думаешь, подходит?

СУБ – По мне, так вроде бы вполне.

Мудос – О, где ж ты истина? В вине?

СУД – Завидуй мысли глубине!

СУБ – Подходит! Чудно! Все ко мне!

Модос – Там чудеса, там леший бродит!

Все расходятся. Трое забирают мужика с собой. На сцене остаются на сцене. Допевают песню Высоцкого «Спасите наши души». Танцуют. Занавес.

Мужчина выкладывал пьесу листочек к листочку. Он медленно съел кальмара, затем яйцо. Хотел запить все водой, и сесть за продолжение. Потянулся к окну, но тут невзначай на него упал холодильник. Холодильник придавил мужчину, но одновременно разбил банку с компотом. Яблочко из компота выкатилось, попало мужчине в раскрытый, в крике рот и он поперхнулся. Вообще такой бывает. И для тех, кто, возможно, увидел, в беседе этих выдуманных персонажей какие-либо аналогии, хоть с какой- нибудь книжной историей, или какие либо глупцы, восприняли пьесу, как толику иронии в отношении одного из двух съеденных покойным продуктов, то нет же. Вернее все это сказал бы несостоявшийся драматург; Однако наш век, известный как «эпоха непрочно стоящих у стены холодильников», прекратил его гениальное существование. Снимем в почтении шляпу, и пусть его пример послужит нам уроком. Незачем подписывать продукты именами друзей, а тем более родных. Ведь мы можем съесть самое дорогое. Особенно, не стоило ему есть яйцо, которое в христианстве обозначает душу. Но, стоп, все наши мысли направлены на холодильник! ХОЛОДИЛЬНИК!
Comments